15:10 

Отринь страх... (2/14)

sKarEdFanfiction
Иди хоть поешь! Не могу, муза к стулу привязала!
Джим мрачно таращился в зеркало и думал о том, как он все-таки кошмарно выглядит.

Три дня строгого постельного режима, и целители позволили ему встать и пройтись до ванной и окна, строго запретив чуть более длительные прогулки. Сейчас, глядя на свое отражение, Джим был с ними всецело согласен.

Он сильно похудел, хоть и не до опасной границы, темные круги под глазами делали их еще больше, шрам на месте левого уха скрывала повязка... да и ноги без пальцев смотрелись странно.

Он выглядел таким слабым и хрупким... Да и ощущал себя ничуть не лучше. Спасибо целителям, растившим недостающие части тела в лаборатории — они уверили Джима, что операцию можно будет провести уже в конце недели.

Джим вздохнул, и шагнул в душ, чтобы наконец-то помыться без посторонней помощи.

Он довольно быстро понял, что вулканцы превзошли сами себя в организации удобного пребывания в госпитале человека. Джим занимал отдельную палату, предназначенную для высокопоставленных вулканцев и почетных гостей: температура в ней была подобрана максимально комфортная для человека, что означало определенные неудобства для самих целителей, заходивших проведать пациента. Надо отметить, что делали они это достаточно часто.

Джим был уверен, что здесь не обошлось без Спока: того, похоже, объявили официальным опекуном Кирка, и вулканец немедленно воспользовался своими правами, поясняя целителям как следует обращаться с человеком. Такой вывод Джим сделал из того, что Спок ни на шаг не отходил от него и опекал человека, как только мог.

Не сказать, чтобы Джим был сильно против. Несмотря на инцидент с Кобаяши Мару, Спок оставался единственным существом, знакомым Джиму на этой планете. С ним было проще, чем с другими вулканцами — их постоянные поклоны и уважительные кивки пугали Джима. Со Споком же он оставался просто «мистером Кирком» и иногда удостаивался легкого кивка. Он бы предпочел, чтобы Спок звал его Джим, но подобное предложение было вежливо и решительно отклонено.

Чувствуя, что колени начали сдавать, Джим быстро домылся и вышел из кабинки, хотя он все еще не чувствовал себя чистым: ультразвуковой душ был крайне эффективен, но не давал ощущения чистоты, а воду на засушливом Вулкане экономили.

Джим медленно натянул на себя тонкую полотняную тунику по колено (обычную одежду пациентов Ши’Кара) и направился обратно к кровати: Спок как обычно ждал его там, сидя на стуле с паддом в руках.

— Все в порядке? — вулканец поднял голову и посмотрел на Джима, устраивающегося на кровати.

— Я, знаешь ли, не маленький и вполне могу добраться до ванной и обслужить себя сам, — ответ вышел резковат: Спок всего лишь серьёзно относился к своим обязанностям, как и полагалось вулканцу. Он скорее всего, даже не понимал, что излишне опекает Джима.

— Я не имел в виду тот факт, что вы еще не достигли возраста зрелости, мистер Кирк, — совершенно спокойно отозвался Спок.

— Проехали, — Джим вздохнул и откинулся на подушки, — просто... поверить не могу, что мне до сих пор так хреново, хотя я провел здесь две недели еще до того, как очнулся.

— Когда вас забирали с Нарады, ваше состояние было крайне тяжелым. Вполне логично, что восстановление займет гораздо больше времени чем обычно.

Джим зажмурился и молча проклял вулканскую логику.

— Целитель Т’Лкай сообщила, что у вас существуют трудности с получением достаточного количества сна, необходимого для отдыха.

— Да неужели, — глаз Джим так и не открыл.

— Вам снятся кошмары?

— Да, — прошептал Джим, — все размыто, ничего конкретного... Ну, просто обычный кошмар, знаешь?

— Нет, не знаю. Вулканцы не видят снов и потому у нас не бывает кошмаров.

Джим удивленно перекатился на бок и уставился на Спока.

— Правда что ли? Совсем никаких снов?

— Никаких, — Спок выключил падд и отложил его в сторону, — нам достаточно небольшого количества сна для отдыха, и мы никогда не погружаемся в фазу быстрого сна, необходимую людям. Большая часть энергии восстанавливается в течении медитации, которая редко длится дольше трех стандартных часов.

Джим задумчиво кивнул.

— Мне бы не помешало. Отдохнуть, не беспокоясь о кошмарах.

— Вы желаете изучить технику вулканской медитации? — спросил Спок, приподнимая брови — Джим быстро понял, что это был своеобразный способ демонстрации удивления.

— Ну, не совсем. А это вообще возможно? — Джиму стало по-настоящему интересно.

— Для этого не требуется особого типа сознания, присущего только вулканцам: по крайней мере, для начальных стадий... сомневаюсь, что вам будет доступен глубокий транс, наподобие лечебного, но у вас вполне получится очистить разум и избавиться от самых тревожных ощущений. Моя мать освоила эту технику в совершенстве.

— Погоди. Твоя мать? Она — человек?

— Утвердительно, — Джиму показалось, или Спок и вправду заерзал на стуле? — моя мать родом с Земли.

— Так ты наполовину человек, так? — Джим улыбнулся и поудобнее оперся на правую руку, свободную от капельниц, — неудивительно, что тебя назначили моей нянькой. Посчитали тебя самой выгодным кандидатом из-за твоего происхождения.

Спок скованно кивнул, сосредоточившись на точке где-то за спиной Джима.

— Думаю, это частично послужило основой. Так же, как и наше предыдущее знакомство и моя служба на Земле, среди людей.

— Кстати, спасибо, — сказал Джим, — я знаю, что не очень-то тебе нравлюсь, да и торчать здесь со мной целыми днями должно быть скучно, но я ужасно благодарен за компанию.

Спок немедленно повернулся у нему:

— Вы пришли к ошибочному выводу, — резко сказал он.

Джим чуть было не вздрогнул от неожиданности.

— О... Хм.. Я просто подумал... Ну, после Кобаяши Мару и всего того, что произошло на Энтерпрайз...

— Я серьезно ошибся в оценке твоего характера, oveh, — сообщил Спок, делая ударение на вежливом обращении. Джим нервно сглотнул. — на самом деле ты храбрый и самоотверженный человек, способный сделать тяжелый выбор. Ты прыгнул за красной материей и приказал отправить тебя в открытый космос, принимая собственную смерть. Ты не ожидал, что сможешь выжить, но решил принести себя в жертву ради многих. Ты хотел отдать свою жизнь за чужую для тебя планету. Я, как и другие представители моего народа признаем то, что ты сделал для нас, а если тебе кажется, что меня не устраивает твое общество, я приношу искренние извинения и постараюсь откорректировать свое поведение в будущем.

Это была впечатляющая речь, у Джима аж щеки запылали, и он медленно повернулся обратно на спину, уставившись в потолок.

— Ты говоришь так, как будто я — герой. Которым я не являюсь. Я чуть не умер от ужаса, когда сиганул с платформы, я чуть не рехнулся, приказывая тебе транспортировать меня в космос, я рыдал как младенец, когда Неро...

Джим сбился с мысли, чувствуя, что у него перехватывает дыхание. От разговоров о том, произошло на Нараде, его тошнило, хотя он почти ничего не помнил.

— Если помните, цель Кобаяши Мару в том, чтобы команда испытала страх перед лицом неминуемой гибели, — тон Спока, кажется, стал еще жёстче, — Испытывать страх — это не слабость. Слабость — это поддаться этому страху, позволить ему руководить собой. Вы не позволили страху победить вас, когда принимали решение. Чувство страха ничуть не умаляет ваш подвиг. Оно просто делает вас человеком.

Джим с ужасом ощутил подступающие к горлу рыдания.

— Я хотел, чтобы я не делал этого, знаешь? — признался Джим, чувствуя себя абсолютно беззащитным. — они пытали меня, а я думал «Зачем ты это сделал? Идиот! Ты бы не оказался здесь, если бы не это!» Я сожалел о своем поступке, понимаешь? Желал никогда не спасать твою планету! Желал, чтобы вы все сдохли, только бы я остался жив! Понимаешь, Спок? Я желал, чтобы Вулкан исчез! Взорвался к чертям!

Джима трясло, и он свернулся калачиком спиной к Споку.

Несколько минут ничего не происходило, потом пальцы Спока коснулись плеча под тонкой тканью. Он все еще молчал, но его прикосновение успокаивало. Они провели в тишине все оставшееся до обеда время.
__ __ __

Джим никогда в жизни не видел, чтобы Боунс плакал.

Нет, он конечно знал, что за внешней невозмутимостью доктор скрывал чувствительную и эмоциональную натуру, но дрожащие губы и блестящие глаза напугали Джима до мурашек. Он как-то не горел желанием слишком уж часто видеть Боунса с глазами на мокром месте.

— Эй, со мной все в порядке, — выпалил Джим, как только связь наладилась. Он пытался сказать это успокаивающим тоном, и не сорваться на половине фразы.

— В порядке? В порядке! У тебя, черт побери, нет уха! Ты худой как листок, и бледный как смерть! Что из этого можно отнести к «в порядке» ?! — голос у Боунса был подозрительно хриплый.

— Прости, — скорбно вздохнул Джим.

— Ага, лучше бы ты чувствовал раскаяние! Ты хоть представляешь, как я испугался? Мы ничего не знали, Джим, понимаешь? Не знали, куда они тебя отправили, ранен ли ты, или вовсе мертв... — тут Боунс сбился, а Джим ощутил желание забиться в самый дальний темный угол и никогда не вылезать оттуда.

Боунс минуту собирался с мыслями и уже тише продолжил:

— Никогда не делай так больше, слышишь? Никогда. Ты уже достаточно спас мир! Еще одна подобная выходка и я заставлю тебя пожалеть об этом, понял, парень?

Джим сглотнул и серьезно кивнул. За его спиной Спок шагнул к выходу из комнаты, видимо достаточно раздраженный вопиющей демонстрацией эмоций для того, чтобы перестать наблюдать за Джимом каждую секунду.

— И это не только я, знаешь? Все волновались и рвали жилы, чтобы только вытащить тебя оттуда. Нам чертовски повезло, что нас не отправило в прямым рейсом в ад за провернутый трюк.

— Я слышал. Прости.

— Черт, Джим, ты был весь залит кровью, когда мы добрались до тебя. Я не знал, за что хвататься первым делом, мы чуть было не решили, что ты умрешь прямо у меня на руках, и это после всего того, что нам пришлось пройти!

— Прости, — повторил Джим. Не шмыгнул носом. Нет-нет, точно не шмыгнул. — и спасибо. Правда, спасибо. Спасибо всем.

— Ну, это, — отозвался Боунс, быстро вытирая глаза свободной рукой, — я рад, что не того... не мертв, в смысле. Просто чтобы ты знал.

Они молча уставились друг на друга — слова куда-то пропали после того как Джим был хорошенько отчитан.

— Боунс? — растерянно сказал Джим.

— Да?

— Просто... будь в порядке, пока меня нет, ладно?

— Буду, Джим. И ты береги себя. Пиши каждую неделю, понял? Пиши, и отбери у вулканцев копию своей медкарты, понял? Я должен знать, если они начнут лечить тебя своей тумбо-юмбой!

— Я попрошу Спока.

— Он к тебе хорошо относится? — спросил Боунс, дернув уголком рта, — Не злится из-за Мару?

— Нет, он правда очень мил. Все очень милы и замечательно заботятся обо мне, правда.

— Ну ты же спас их планету, — Боунс многозначительно поднял бровь.

— Ну... да, — Джиму явно было неловко, и он не хотел снова говорить на эту тему.

Боунс знающе посмотрел на него.

— Хорошо, я понял. Мне пора, парень, а ты отдыхай, слышишь? И если ты не будешь мне писать, я сам прилечу на Вулкан и отшлёпаю тебя по заднице!

— Интересное предложение! — вяло сострил Джим и улыбнулся. Боунс скривился и прервал звонок.

Спок зашел в комнату сразу же, как только погас экран коммуникатора. Похоже, он никуда и не уходил.

— Вижу, вы закончили. Давайте я провожу вас в палату.

Джим вздохнул и поднялся со своего места за консолью, направляясь к Споку, который терпеливо ожидал его с инвалидной коляской крайне вулканского дизайна, сплошь из стекла и металла. Если бы Джим не учился сдерживать свои эмоциональные проявления находясь на Вулкане, он бы недовольно скривился.

— Из тебя вышла прекрасная сиделка, — все же не удержался от саркастичного комментария Джим, руля попискивающей коляской вслед за Споком.

Тот не удостоил ремарку ответом, продолжая вести Джима в палату. Джим кивал вулканцам, встречающимся им по пути — те вежливо кивали в ответ, и уважительно приветствовали Кирка. Здоровым ухом он то и дело слышал почтительные обращения и тихие комментарии — ему все еще странно было ощущать себя национальным героем, но он потихоньку привыкал к шепоткам и заинтересованным взглядам.

— Я заметил, что вы не стали звонить семье, мистер Кирк, — с осторожным любопытством пробормотал Спок, когда они шли по пустому коридору.

Джим одеревенел спиной.

— Не стал, да.

Спок больше ничего не спросил.
__ __ __

— А кто забрал красную материю? — внезапно спросил Джим. Мысль об этом только что пришла к нему в голову.

Спок поднял взгляд от шахматной доски, установленной на парящем столике рядом с кроватью Джима и вопросительно наклонил голову.

— Пожалуйста поясните.

— После того, как Неро поднял меня на корабль, он приказал своим прихвостням подготовить еще одну капсулу, — пояснил Джим, — но корабль с материей куда-то исчез.

— Вы знаете об этом корабле? — Спок странно дернул бровями.

Джим скривился:

— Неро очень много болтал в перерывах между... ну...

— Ясно... — медленно произнес Спок, — Мистер Кирк, боюсь, мне пришлось умолчать о некоторых фактах.

— А? Это о чем же?

— Это сложно объяснить. Да и понять не проще.

— Но ты попробуй.

Спок замялся и отвел взгляд.

— Я бы предпочел, чтобы вы еще немного подождали объяснений. По крайней мере, до тех пор, когда вас вылечат и отпустят из госпиталя.

— Ты говоришь так, как будто это что-то крайне важное, — отметил Джим, задумавшись о причинах такой секретности.

— Мне кажется, что это именно что-то «крайне важное», и я бы не хотел прерывать процесс вашего восстановления, подвергая вас стрессу.

— Ну, теперь я просто буду волноваться до тех пор, пока меня не долечат! — фыркнул Джим.

— Прошу прощения, — сказал Спок. И больше ничего.

Джим молча вытаращился на Спока, и сухо хохотнул:

— Ладно, оставляй меня в неведении, — Джим передвинул коня, решительно атакуя ферзя Спока, и радуясь тому, что он перестал ронять фигуры при каждом движении. Он начинал привыкать к онемению в кончиках пальцев.

Спок задумчиво уставился на доску: Джиму показалось, что он был раздражен.
__ __ __

«Я нытик», — осознал Джим, созерцая гипоспреи в руках у Т’Лкай, перекочевавшие на прикроватный столик. «Один большой комок нытья».

— Ты взволнован, oveh. Тебе нужно успокоиться для того чтобы мои приготовления были эффективны.

Черт, и он опять проецировал свои чувства.

Спок рассказал ему, что большинство вулканцев были способны воспринять сильные эмоции других существ поблизости, даже не будучи с ними в контакте. Звучало увлекательно, но учитывая, что Джим то и дело паниковал, заметив тень острых ушей в сумраке: ему снова мерещились ромуланцы.

Сейчас Джим был твердо уверен, что большинство лекарей растеряли остатки уважения к нему, их драгоценному oveh. Он уже четыре раза разрыдался в присутствии Т’Лкай с того момента как пришел в себя.

— Простите, hassu T’Lkai, — Джим вздохнул, с ненавистью косясь на гипоспреи.

Он старался использовать больше голийского в речи — это казалось подходящим и вежливым, к тому же процесс вспоминания форм уважительного обращения и титулов помогал отвлечься от ощущения неудобства перед расой телепатов.

— Я могу что-то сделать, что облегчить твое эмоциональное состояние?

Джим был уверен, что она воспринимает его словно вулканского малыша, который еще не научился контролировать свои эмоции. Это было бы даже забавно, если бы не предстоящая операция. Ему предстояло провести два часа в бессознательном состоянии, под скальпелями и чужими прикосновениями.

Эта перспектива повторения беззащитного и беспомощного положения ужасно пугала его, хоть и была совершенно нелогична. Вулканцы не навредят ему: скорее наоборот, они потратили массу усилий чтобы вырастить недостающие части тела, постигая особенности человеческой физиологии.

— Не думаю, — сказал Джим, — я постараюсь держать себя под контролем. Простите, что это влияет на вас.

— Я понимаю, что это обычно для людей, oveh. Вы подвержены эмоциям и открыто выражаете их.

— Да, это так. Я понимаю, вам может быть неприятно. Спок говорил, что вы воспринимаете эмоции, если они слишком сильны. Я бы не хотел... расстроить ваш контроль.

— Мой ментальный контроль достаточно крепок, oveh, — кажется, она была оскорблена. Ну блин.

— Да, конечно, hassu. Я не хотел утверждать обратное.

Похоже, ему пора было просто заткнуться. Заткнуться и глубоко дышать, потому что подобное сердцебиение было явно неполезно, ладони взмокли, потеряли чувствительность, и ноги под простыней дрожали.

Возможно, ТЛкай следовало просто применить нервный захват и спокойно готовить его к операции, вместо того, чтобы выслушивать его истерические ментальные вопли ужаса.

И снова состояние Джима облегчило появление Спока: он не очень понимал, с чем это связано, скорее всего с тем, что каждый раз как Джим просыпался от кошмара, уверенный в том, что он снова попал в руки Неро, Спок помогал ему прийти в себя. И похоже его сознание приняло тот факт, что Спок — не угроза, а скорее тихая гавань.

— Не ощущай вину за страх, — сказал Спок, приветствуя ТЛкай быстрым таалом и торопясь к кровати Джима, — постарайся успокоить его. Обратись к логике — никто здесь не желает тебе зла, бояться — нелогично.

Видимо Джим уже слишком много времени провел в обществе вулканцев, потому что это действительно успокоило его, вместо того чтобы вызвать привычное раздражение.

— Я пытаюсь, Спок. Правда.

-Позволь мне помочь тебе, указав на логическую последовательность.

Джим просто кивнул, вслушиваясь в то, как Спок сосредоточенно перечислял причины по которым Джиму не стоило бояться операции, то и дело цитируя отрывки из учения Сурака, подходящие к случаю. Джим подумал о том, что ему следовало принять предложение Спока об уроках медитации и логического мышления.

— Но что-то может пойти не так, — возразил он по окончанию речи, — особенно когда речь идет о нервных окончаниях.

— Хирургическое вмешательство всегда несет определенные риски. Но в твоем случае польза от него перевешивает риск на девяносто семь процентов. Согласие на процедуру в этом случае логично.

— Похоже на правду, — отозвался Джим. Он все еще был не в восторге, но хотя бы сердце перестало пытаться допрыгнуть до горла, да и ТЛкай уже удовлетворенно кивала.

— Благодарю тебя. Мистер Кирк достаточно успокоен для проведения инъекции.

И прежде чем Джим успел среагировать, она прижала гипошприц к его шее. Джим вздрогнул, но остался спокоен.

— Ты же будешь смотреть? — спросил он Спока, когда его уже слегка повело от лекарств.

— Несмотря на то, что это место обычно занято обучающимися лекарями, я получил разрешение наблюдать за операцией, — слегка склонил голову Спок.

Джим не знал, отчего ему стало лучше, но это произошло.

Скоро приготовления были завершены, и Джима перевезли в хирургию: там его ждали еще три лекаря в подобии хирургических накидок.

— Желаешь увидеть выращенные органы перед началом операции? — спросил Джима лекарь Серран.

— Да, конечно, — отозвался Джим, взглядом разыскивая знакомую фигуру в затемненной наблюдательной комнате.

— Воссоздать их и правда оказалось несложно, как мы и думали, — сообщил ему лекарь, демонстрируя прозрачную емкость.

Джим повернулся посмотреть на нее и моментально отвлекся от своих тревог, удивленно вздохнув.

— Оно... оно заостренное, — тупо произнес он, таращась на новое ухо.

Серран кивнул: хотя его лицо оставалось невозмутимо, Джим понял, что он был не так уж и спокоен и явно волновался о реакции Джима.

— Действительно. Ты считаешь это неподходящим, oveh?

— Нет, — Джим был немного обескуражен, почти... тронут. — Нет... оно вполне подходит.

На новые пальцы Джим только покосился и расслабил шею. Т’Лкай приблизилась к нему с еще одним шприцом и кислородной маской. Джим снова нашел взглядом Спока, статуей высящегося среди остальных вулканцев, заполняющих комнату — операция на человеке была редким зрелищем.

Джим не сводил глаз со Спока до самого конца.

@темы: ST, перевод

URL
Комментарии
2014-05-05 в 16:40 

Mind of Addict
Hang on to your IQ, to your ID. || RIV - REST IN VENTILATION
*жопотом* А ШАПКУ!

2014-05-05 в 17:23 

sKarEdFanfiction
Иди хоть поешь! Не могу, муза к стулу привязала!
Mind of Addict, нафиг) это ж мой днев)

URL
2014-05-08 в 10:50 

Lanka93
Спасибо за интересный перевод!:flower: жду следующей части
(пс давайте поскорее, терпение не входит в число моих добродетелей:crztuk:)

     

sKarEd List

главная