20:48 

Отринь страх... (4/14)

sKarEdFanfiction
Иди хоть поешь! Не могу, муза к стулу привязала!
Спок рывком выпал из своей ночной медитации, услышав панические крики, эхом разносившиеся по всему дому. Кричал совершенно точно Кирк, и Спок одним плавным движением поднялся на ноги, оправляя одежду и устремляясь в сторону гостевой спальни.

Раздвижные створки были полуоткрыты, а под каменными сводами звук разносился быстро — так что крики наверняка были слышны очень далеко. Спок шагнул в комнату и с трудом подавил желание заткнуть уши и отступить — вместо этого он торопливо махнул ладонью перед сенсором у двери, включая верхний свет.

— Мистер Кирк, — громко позвал Спок, подойдя к кровати.

Джим метался во сне, сбросив легкое вязаное покрывало с обнаженной груди — из одежды на нем были только темные штаны, смявшиеся и сползающие на сторону из-за резких движений. В нос Спока ударил резкий запах мочи.

Целители предупреждали Спока о подобном, но вид беспокойно мечущегося и кричащего от страха во сне Кирка все равно взволновал его.
— Мистер Кирк, — тщетно повторил он.

Джим по-прежнему выкрикивал бессвязные фразы, срывая голос от напряжения. Спок чувствовал, как волны безотчетного ужаса бились о ментальные щиты его разума. Становилось понятно, что словами тут дело не решить. Споку придется будить его насильно — прикосновением.

Мысленно собравшись и подготовив свой разум к атаке столь сильных эмоций, Спок наклонился и крепко сжал плечи Джима.

Эмоциональный выброс чуть не обрушил Спока на колени: ему и прежде приходилось успокаивать Кирка, но никогда еще — будить от кошмара, касаясь кожи. Разум Спока был охвачен жутким животным страхом, таким, что перехватывало дыхание.

— Мистер Кирк, — все-таки смог выдавить из себя Спок, осторожно тряхнул Джима раз, другой...

Кирк распахнул глаза, жадно хватая воздух ртом, будто после глубокого погружения: он не осознавал происходящего и продолжал кричать, цепляясь пальцами за руки Спока. Он был все еще слишком напуган и растерян, чтобы как следует защитить себя — или хотя бы осознать, что вулканец не представляет угрозы.

— Мистер Кирк, — Спок сцепил зубы, с трудом сдерживая эмоциональный срыв, — мистер Кирк, я не причиню вам вреда. Пожалуйста, успокойтесь.

Наконец, Джим смог сфокусировать взгляд и перестать бороться со Споком. Крики также утихли, сменившись прерывистым хриплым дыханием. Из-за временной связи, Спок ощутил, что человек немного успокоился, хоть все еще был сильно напуган.

— Спок? — наконец прохрипел Джим.

— Да. Вам, похоже приснился очередной кошмар.

— А. Да, — сказал Кирк, дрожа уже не от страха, а от усталости. Пальцы, которыми он так отчаянно цеплялся за руки Спока, расслабились и скользнули ниже: теперь этот жест больше походил на поиски утешения.

Спок начал уставать от столь длительного контакта: он осторожно отпустил плечи Джима, но тот только сильнее сжал пальцы в ответ. Во время борьбы он сдвинул рукава рубашки Спока выше локтей и касался обнаженной кожи — Спок все еще чувствовал волны страха, исходившие от него, и это нарушало самоконтроль.

— Вы способны отпустить мои руки? — со всем возможным спокойствием спросил Спок, когда через несколько мгновений ничего не изменилось.

Кирк кивнул, но пальцев не разжал. Медленно, но уверенно, Спок подался назад, пока руки Джима не соскользнули с его. Прекращение прямого контакта было настоящим облегчением, и Спок поспешно восстановил ментальный контроль.

К этому моменту Кирк осознал, что испачкал постель, и густо покраснел, таращась на пятно на штанах, и стараясь не встречаться глазами со Споком. Даже не касаясь Джима, Спок понимал, что тот испытывает чувство сильного стыда.

— Вам не должно быть стыдно, мистер Кирк, — мягко сказал Спок, наклоняясь за упавшим покрывалом. — Вы все еще приходите в себя после обширных травм, и я предполагаю, что смена обстановки на незнакомую еще больше встревожила ваш разум. Рекомендую воспользоваться удобствами в соседнем помещении, чтобы привести себя в порядок, пока я сменю вам постель.

Кирк молча кивнул, и по-прежнему не смотря на вулканца, заторопился в ванную.

Спок быстро собрал грязное белье и понес его в стирку, намереваясь захватить чистое на обратном пути. Тогда же он и встретил в коридоре свою мать в шелковом халате поверх вулканской ночнушки — обычном наряде для раннего утра и позднего вечера. Распущенные волосы мягкими волнами падали ей на плечи.

— С Джимом все в порядке? — спросила она, удивленно покосившись на стопку у Спока в руках, и в ту же секунду поняв, в чем было дело. Черты ее лица смягчились, а взгляд исполнился заботы, которая так часто была направлена на самого Спока.

— Он был крайне взволнован, но сейчас уже успокоился. Ему снятся интенсивные кошмары, и это беспокоит его.

— Неудивительно, учитывая, что ему пришлось пережить, — согласно кивнула Аманда, провожая сына до гостевой спальни.

— Я полагаю, что он нуждается в ментальном консультировании, — осторожно отметил Спок.

— Ты предлагал ему заняться этим вопросом?

— Еще нет. Уверен, что врачеватели уже выразили мистеру Кирку свои опасения по этому поводу. Также мистер Кирк проявил интерес к изучению вулканских техник медитации.

— Ты бы мог научить его этому, Спок. Это может быть полезно — Джиму либо станет лучше, либо он сможет дождаться возвращения на Землю для прохождения курса терапии.

Спок кивнул, замедлил шаг и понизил голос — до комнаты Кирка оставалось несколько шагов.

— Полагаю, тебе следует вернуться в свою комнату. Твое беспокойство понятно, но я не уверен, что мистеру Кирку в его состоянии будет комфортно в присутствии другого человека.

— Конечно, дорогой. Позаботься о нем.

Прежде чем Спок успел ее остановить, Аманда подняла руку и нежно погладила сына по щеке большим пальцем. В детстве Спок находил это теплое прикосновение успокаивающим.

— Хороших снов, мама, — скованно отозвался он и кивнул в ответ на улыбку матери.

Шагнув в комнату, Спок обнаружил Кирка стоящим у двери. Тот уже переодел штаны и смущенно сжимал грязную пару в руках. Глаза Джима припухли и покраснели, и Спок сразу понял, что он скорее всего расплакался сразу после его ухода.

— Оставьте их у двери, утром я покажу вам, где находится прачечная, — спокойно сказал Спок и направился к кровати.

— Прости, — смущенно сказал Кирк, бросая штаны на пол, — правда прости. Ты не обязан делать все это.

— Вы — наш гость, и выздоравливающий пациент. Оказывать вам помощь до выздоровления вполне логично.

— А где логика в том, что я писаюсь в постель, как маленький?

— Я предположу, что ваш вопрос относится к риторическим, поскольку я сомневаюсь, что должен объяснять вам последствия стресса и травм на человеческую психику.

Удостоверившись, что Кирк не запачкал матрас, Спок принялся перестилать белье, и только резкий вздох Джима заставил его отвлечься и поднять голову.

— Я поранил тебя, — сказал он, указывая на все еще открытые предплечья Спока. Лицо человека выражало глубокое сожаление.

Спок опустил взгляд: на его руках поблескивали зеленым царапины — по три на каждой руке. Он точным движением стряхнул рукава, скрывая травмы.

— Не стоит беспокойства. Они неглубоки — даже дерморегенетор не понадобится. — Спок ловко подвернул углы простыни, расстелил новое одеяло и выпрямился. — Теперь вы можете вернуться ко сну. Если понадобится помощь — позовите меня. Вы же помните, где находится моя комната?

— Да, конечно. Спасибо, Спок. Правда спасибо. Wa’paitaren du.

Спок молча склонил голову, не желая напоминать Кирку о нелогичности ненужной благодарности.

— Отдыхайте.

Спок подхватил с пола штаны и почти уже вышел, когда Кирк окликнул его.

— Спок, подожди!

Тот оглянулся через плечо.

— Да?

— Я... — Джим откашлялся, смущенно потирая лицо, — не мог бы ты... в смысле...

Так и не дождавшись внятного объяснения, Спок вопросительно склонил голову к плечу:

— Вам требуется моя помощь?

Кирк снова побагровел, но все-таки смог выдавить:

— Не мог бы ты... немного побыть со мной? Поговорить, что-нибудь поделать... я не уверен, что смогу быстро уснуть после... этого.

Спок молча уставился на Кирка, пораженный просьбой. Несмотря на то, что Джим уже не раз отмечал, что ему нравится компания Спока, он никак не ожидал, что Джим попросит его побыть с ним в качестве поддержки после кошмара. Спок медленно согласно кивнул.

— Конечно. Сейчас я отнесу это в прачечную, и вернусь. Возможно, вы захотите сыграть в шахматы?

Смущенная улыбка шла Джиму гораздо больше, чем гримаса ужаса.

— Да. Да, это было бы здорово.
__ __ __

Завтрак, как и всегда, проходил в тишине, которая человеку могла показаться неловкой.

Кирк, как только сел за стол, принялся пространно извиняться за причиненные ночью неудобства, совершенно по-земному робко краснея.

Хотя и Сарек, и Аманда уверили его, что об этом не стоило беспокоиться, судя по последовавшей тишине и еще более пространным извинениям, Кирк так не считал. Спок видел, что и ел Джим без привычного энтузиазма. Прежде он не высказывал претензий по поводу вулканской еды, но сегодня она его явно чем-то не устраивала.

— Тебе не нравится thas t’kheh, Джим? — осторожно спросил он, кивая на тарелку с протертыми зернами. Аманда говорила, что они похожи на земную овсянку, только слаще.

— Нет, все отлично, спасибо, — отозвался Кирк и немедленно зачерпнул побольше, торопливо жуя.

— Мне всегда она казалась вкуснее с кусочками pla-savas, — отметила Аманда, указывая на миску темно-синих ягод в центре стола.

Кирк вежливо отказался, и снова уткнулся в тарелку, ожесточенно размешивая кашу.

Конечно же Спок заметил внимательный взгляд, которым его наградила Аманда. Она явно хотела, чтобы Спок как-то исправил настроение Джима. Другое дело, что Спок совершенно не понимал, как это сделать.

Поэтому он промолчал. Мать, не дождавшись от него реакции, сама начала разговор.

— Есть что-то, что ты хотел бы увидеть, пока находишься на Вулкане, Джим? Я уверена, что Спок с удовольствием возьмет тебя на прогулку. До полудня жара обычно вполне терпима.

— Я бы не хотел доставлять никому неудобств, — Кирк слабо улыбнулся и отложил ложку. Я уверен, что у Спока найдутся дела и поважнее, чем целый день торчать рядом со мной. Он и так был со мной так долго, пока я лежал в госпитале — это должно быть было очень утомительно.

Спок напрягся, когда увидел, как отец сузил глаза, услышав эти слова.

— Спок дал тебе понять, что считает твою компанию «утомительной», oveh? — спросил Сарек.

Кирк покосился на Спока, и замотал головой:

— Нет, kevet-dutar, совсем нет. Спок слишком добр, чтобы говорить подобные вещи.

Хотя Спок был уверен, что Джим пытался защитить его, было вполне очевидно, что Сарек воспринял этот ответ совершенно иначе.

— Я совершенно свободен, и готов составить тебе компанию в любое удобное для тебя время, Джим, — уверил Кирка Спок, старательно не встречаясь взглядом с отцом, — как я уже говорил, звездный флот предоставил мне бессрочный отпуск. Моя нынешняя задача — заботиться о твоих потребностях, пока ты находишься здесь.

— Ах, да, касательно этого, — Кирк выпрямился и сложил руки на коленях, — я, конечно с удовольствием встречусь завтра с Советом, но помимо этого, я не вижу причин дольше задерживаться на Вулкане. Вы не обязаны заботиться обо мне. Я получил травмы, находясь на миссии звездного флота, так что им меня и лечить. Мне не нужно оставаться в госпитале, так что я думаю, кто-нибудь из мимо пролетающих вполне мог бы подбросить меня до Земли.

— Ты недоволен своим пребыванием здесь, на Вулкане, oveh? — Сарек гневно дернул бровями. Спок крайне редко видел своего отца в таком гневе.
И он понимал, что гнев его был направлен вовсе не на Кирка.

— Нет! Нет, что вы, — лицо Джима приобрело извиняющееся выражение, — Я не это имел в виду. Я очень благодарен за все, что было сделано для меня. Ваши целители — просто волшебники — им удалось поставить меня на ноги, учитывая в каком состоянии я им достался. Я просто чувствую, что не должен тратить ваши ресурсы больше необходимого. Вы и без того сделали достаточно.

— Oveh, нет никакого неудобства в заботе о том, кто спас нашу планету, — сказал Сарек.

Кирк прочистил горло.

— Вы очень добры. Но я уже говорил об этом со Споком, и правда, нет... Ну то есть, я счастлив, что спас Вулкан и все такое, но это же сделал не только я один, и нет смысла тревожить ваш привычный уклад, чтобы мне было удобнее.

Услышав эти слова, Сарек повернулся посмотреть на Спока. По меркам чистокровного вулканца, посол выглядел ужасно разгневанным. Мать Спока, будучи супругой дипломата все немедленно поняла и торопливо улыбнулась Джиму.

— Ты закончил есть? Если да, то пойдем, я покажу тебе свой садик. У меня получилось вырастить в нем несколько земных растений, хочешь посмотреть?

— Э... да, конечно, — Кирк поднялся на ноги вслед за Амандой, обеспокоенно покосившись на Спока и его отца, перед тем как выйти.

Спок спокойно отложил приборы и посмотрел на Сарека. Тот, перейдя на вулканский, даже не думал скрывать свое раздражение.

— Я так понял, что в своей беседе с досточтимым Джеймсом Кирком, ты дал ему понять, что ему не место на Вулкане.

— Неверно, -ответил Спок, — я многократно утверждал, что наш народ почитает за честь принимать его в качестве гостя.

— Ясно видно, что он этого не понимает. Он утверждает, что именно беседа с тобой утвердила его в его ошибочной точке зрения.

— Он озвучивал дискомфорт, от того, что к нему относятся, как он сказал «как к герою». Он уверен, что заслуживает не большей похвалы, чем любой из членов звездного флота, участвовавший в спасательной операции, и видимо поэтому пришел к ошибочному заключению, что недостоин всей той заботы, которую получает на Вулкане. Я ни разу не согласился с его неверными утверждениями.

— Твоя обязанность, как его опекуна, состоит в том числе в том, чтобы дать ему понять, что он уважаем обществом, и мы рады принимать его у себя. Совершенно ясно, что в том, что досточтимый Джеймс Кирк верит в столь нелогичные установки есть твоя вина, и это последствия именно твоих действий.

Спок резко поднялся на ноги, проскрипев стулом по полу, и тут же пожалел о своем действии, столь близком к эмоциональному срыву.

— Ты находишь меня не подходящим на роль опекуна Джеймса Кирка? — Спок с трудом сдерживался перед лицом подобного оскорбления.

— Это логичное заключение, учитывая высказанные нашим гостем заблуждения, которые явно тяготят его, — отозвался Сарек, поднимаясь с места гораздо более плавно.

— Ты уверен, что не позволяешь отрицанию моего решения отказаться от места в вулканской научной академии, выбрать звездный флот и остаться на Земле, с соплеменниками матери затмить твой разум?

— В отличие от тебя, я всегда обращаюсь к логике, и ни разу не отступил с пути вулканца.

У Спока на мгновение перехватило дыхание, а потом с головой накрыло ледяным спокойствием — его самоконтролю сейчас мог позавидовать любой вулканец.

— Я понимаю, — сказал Спок, и повернулся, чтобы уйти.

— Теперь ты убегаешь от разговора? — окликнул его отец. — Ты и правда настолько выведен из равновесия, что вынужден сбежать?

Спок еще раз обернулся к отцу:

— Я не бегу, и не утратил контроль. Скорее вижу, что наш разговор подошел к логическому завершению. Поскольку ты убежден, что я отступил от учений Сурака, и пути вулканской логики, продолжать спор бесполезно, поскольку ты не считаешь мою точку зрения достойной принятия во внимание или сколько-нибудь ценной.

Произнеся эти слова, Спок ушел.





Wa’paitaren du. неформ. Спасибо большое!
thas t’kheh - "молоко kheh" kheh - сорт зерна, блюдо придумано автором
pla-savas - "синий фрукт"

@темы: ST, перевод

URL
   

sKarEd List

главная