20:50 

Отринь страх... (5/14)

sKarEdFanfiction
Иди хоть поешь! Не могу, муза к стулу привязала!
Примерно десять минут Джим терпеливо внимал излияниям Аманды по поводу ее разнообразного сада, прежде чем мягко ее прервать:

— Спок с Сареком ругаются сейчас из-за меня?

Аманда отвлеклась от рассматривания одного из кактусов и поднялась на ноги.

— Ведь это так, правда? — продолжал настаивать Джим.

— В этом на самом деле нет твоей вины, — Аманда вздохнула и кивнула на лавочку, стоящую в тени дома.

Они сели, и Джим в примерно пятнадцатый раз утер со лба пот. Вот чего он точно не понимал, так этого того, как Аманда умудряется не свариться в длинном платье и всех этих шарфах. Несмотря на то, что по вулканским стандартам сейчас было ранее утро и довольно прохладно — всего-то около тридцати — Джим уже достаточно взмок. К тому же из-за повышенной гравитации и более тонкого слоя атмосферы каждое движение давалось ему с усилием.

— Даже я могу понять, что Сарек рассердился на Спока после моего ответа, — Джим сжал ладонями край скамьи — прохладный камень впивался острым краем в кожу и это было даже приятно, учитывая снизившуюся чувствительность рук.

— Они уже довольно давно не ладят между собой, — Аманда вздохнула, — правда, ты мог часами распинаться о том, как Спок прекрасен, и мой драгоценный супруг все равно нашел бы, к чему придраться.

Джим нахмурился.

— Что произошло? — спросил он и торопливо запнулся, — Простите, это действительно совсем не мое дело...

— Не говори ерунды, — Аманда мягко улыбнулась ему, — Ты и так живешь с нами и вынужден терпеть все их ребяческие выходки, так что вполне заслуживаешь объяснений. Все сводится к тому, что они оба — упрямые вулканцы, совершенно не способные рассказать друг другу о своих истинных чувствах.

Джим фыркнул.

— Да, я тоже был уверен, что вулканцы не очень-то ассоциируются с эмоциями.

— Они стремятся контролировать их, но на самом деле их чувства гораздо сильнее наших, они более интенсивны, — с нежностью пояснила Аманда, — поверь мне, я делю свой разум с одним из них уже более тридцати лет. Они испытывают чувства, но подавляют их волевым усилием в погоне за чистотой логики.

— Звучит не очень-то нормально.

Аманда рассмеялась.

— Для нас, людей, совершенно ненормально. Но обычно они неплохо с этим справляются. У них есть учения Сурака и сотни лет практики. Вулканское общество расцвело благодаря контролю эмоций, но иногда этот факт мешает им общаться между собой. Существует ощутимая разница между контролем эмоций и их подавлением. В конце концов, не все можно решить с помощью логики.

— Не говори только об этом Споку, — пошутил было Джим, но Аманда была серьезна.

— В глубине души Спок понимает это, но предпочитает игнорировать. Как и мой супруг. Ты знал, что Спока по окончанию обучения приняли в вулканскую научную академию?

Джим помотал головой, неуклюже пожав плечами.

— Честно, мы и знакомы-то были всего несколько часов перед тем... ну, Неро, и всем прочим, — хотя сейчас Джиму бы хотелось, чтобы они познакомились раньше. Спок и правда был... особенным. Джим старательно игнорировал легкость мысли и бабочек в животе, возникающих во время их шахматных баталий.

— Правда? Сложно поверить, особенно наблюдая, как он заботится о тебе сейчас, — Джим открыл было рот, чтобы возразить, но Аманда продолжила, — так или иначе, Спок отказал академии и отправился на Землю, чтобы присоединиться в звездному флоту. Сарек был совсем не в восторге. Тут нужно понять, что это был первый раз, когда вулканец отказывался от поступления в академию.

Джим расплылся в улыбке.

— Вот уж не принял бы Спока за бунтаря. Но это и хорошо. Флот от него в щенячьем восторге, насколько мне известно.

Аманда тоже улыбнулась.

— Думаю ему нелегко было принять это решение и покинуть Вулкан, но как только он обустроился и обзавелся друзьями, стало легче. Он выглядел вполне довольным. — Аманда перестала улыбаться и грустно посмотрела на маленький, каменистый садик. — Сарек не слепой, он видит, что Споку хорошо на Земле, просто он не хочет этого признать. Для него логичным выбором сына было бы остаться на Вулкане, в Академии, вместо того, чтобы исследовать вселенную и свою человечность.

— Думаешь, скоро они помирятся?

Аманда покачала головой.

— Я пыталась их помирить, заставляла поговорить друг с другом, но это обычно кончается очень плохо. Спок чувствует себя отвергнутым и непонятым, а от разочарования, которое Сарек пытается игнорировать, у меня жутко раскалывается голова, знаешь ли.

Джим почувствовал, что по-настоящему восхищен этой женщиной. Она была умна, и храбра настолько, что смогла оставить свою планету ради жизни на другой, совсем непохожей на ее собственную, смогла адаптироваться и сейчас пыталась помочь своему сыну сориентироваться между двух миров и помирить своего мужа-вулканца с наполовину человеческим сыном.

По наитию, Джим протянул руку и легонько пожал кисть Аманды.

— Уверен, все наладится. Они же не могут спорить вечно, правда?

— Ты совершенно точно ничего не понимаешь в вулканцах и их обидах, — ответила она, но пожала пальцы в ответ и улыбнулась
Джиму — в уголках ее глаз собрались добрые морщинки.

— Я так понимаю, вы с Джимом окончили прогулку по саду?

Джим чуть не рухнул со скамьи от неожиданности. Подняв глаза, он обнаружил, что Спок неодобрительно щурится на их соединенные руки. Джим быстро разжал пальцы, неожиданно чувствуя смущение. У людей этот жест являлся всего лишь выражением поддержки, но для вулканцев он был крайне интимен. Джим бы не хотел, чтобы Спок решил... что он приударил за его мамой? Чеерт.

— Джим оказался крайне любезен и выслушал все мои рассказы о кактусах, — подтвердила Аманда.

— Ты имеешь глубокие познания о земных суккулентных растениях и том, как земная флора прижилась на Вулкане. Я уверен, Джим был очень рад услышать рассказ о твоих уникальных знаниях в этой сфере, — тут Спок посмотрел на него так, будто готов был убить за обратное суждение.

«Немножко маменькин сынок», - подумалось вдруг Джиму. Это было весело и ужасно мило. Наблюдать за тем, как Спок общается с мамой было крайне увлекательно. Хотя Спок и притворялся отстраненным, Джим замечал и ласковые взгляды, и прикосновения, которыми он обычно тихонько отвечал матери. Это было настолько очаровательно, что Джим старался об этом не думать.

Джим торопливо закивал в ответ, пряча смешок за кашлем.

— Ты нехорошо себя чувствуешь? — немедленно отреагировал Спок, и Джим смутился тем, что снова заставил его волноваться — Спок очень серьезно относился к своим обязанностям няньки.

— Просто в горле пересохло, — быстро ответил Джим, — снаружи очень уж жарко. Честно говоря, я не очень готов гулять по достопримечательностям по такой жаре.

— Тогда лучше всего будет отдохнуть в доме. Если ты не против, могу показать тебе несколько вулканских техник расслабления, которые я упоминал.

— Отличная идея.

— Ты присоединишься к нам, мама? — Спок заложил руки за спину, пока Аманда поднималась со скамьи.

— Нет, думаю, воздержусь, — они направились к дому, — развлекайтесь, мальчики.

— Ты же знаешь, что мы оба считаемся взрослыми по меркам наших рас, мама, — мягко выговорил ей Спок, — к тому же мы с Джимом постараемся очистить его разум, а не искать в этом бесцельного развлечения.

«Безнадежен», — произнесла Аманда одними губами и подмигнула Джиму, когда Спок отвернулся. Джиму пришлось прикусить губу, чтобы не захихикать.
__ __ __

— Вот так? — Джим снова передвинул ноги.

— Этого вполне достаточно, — произнес Спок. Джиму послышалось невысказанное «едва ли». Но ему повезло, вулканец оказался очень терпеливым преподавателем.

— Как я могу очистить свой разум, если я даже ноги правильно соединить не могу? — Джим переместился, какой-то из суставов громко хрустнул.

— Я не понимаю, как такая простая поза может вызывать у тебя столько затруднений.

— Эй, я все еще выздоравливаю. Дай мне отдохнуть! — отшутился Джим, и немедленно об этом пожалел. Уж сейчас-то он должен был это понимать — по какой-то причине, Спок не мог воспринимать здоровье Джима как тему для шуток. Вторым таким человеком был Боунз.

— Твои травмы снова беспокоят тебя? — тут же спросил Спок, внимательно приглядываясь к Джиму, — мне позвать целителя?

— Спок, я просто пошутил.

Спок совершенно отчетливо нахмурился.

— Пожалуйста, воздержись от «шуток» и «подколок» по поводу состояния своего здоровья. К этому нельзя относиться несерьезно.

— Прости, — вздохнул Джим.

— Вместо твоих извинений я бы предпочел, чтобы ты постарался изменить свое поведение. Нелогично выражать сожаление по поводу действий, которые планируется повторить в будущем.

Ауч. Возможно, Аманда была права, когда говорила, что Спок заботится о нем гораздо больше, чем подразумевают правила приличия, хоть сейчас Джим и не испытал обычного прилива теплоты и нежности от его слов.

— Я постараюсь, — серьезно пообещал он.

Спок кивнул и потянулся поджечь немного пряной вулканской смеси, перед тем, как грациозно принять позу, с достижением которой так упорно боролся Джим. У Спока не возникло никаких проблем с тем, чтобы соединить ступни вместе, расположив колени на полу. Он положил руки ладонями вниз на щиколотки и замер с абсолютно прямой спиной.

— Это loshirak — открытая поза, — пояснил он, — самая простая из поз для медитации. Вулканские дети учатся принимать ее, как только оказываются способны удерживать контроль над своими конечностями достаточно долгое время.

Так даже у детей выходило лучше, чем у Джима. Восторг. Подавив вздох, он еще немного потянулся коленями к полу и положил руки, как Спок, надеясь, что ноги его не подведут и не разьедутся в самый неподходящий момент.

— Теперь ты постараешься освоить tu-lan — метод дыхания, применяемый при медитации. Это первый шаг к достижению tvi-sochya. Это понятие можно грубо перевести как «внутреннее спокойствие».

Следующие полчаса они просто дышали. В течении первых двадцати минут Джим чувствовал себя ужасно глупо, ощущая выдыхаемый теплый воздух и мысленно считая до десяти. Он знал, что это предполагаемо должно было помочь ему очистить разум, но пока это только заставляло его задумываться еще глубже.

Джим все время сбивался с ритма, и когда он старался не думать, насколько он безнадежен, его разум услужливо подсовывал ему воспоминания о госпитале, о драке на платформе сверла, о выражении лица Спока, когда тот разбудил его от кошмара...

Однако, в конце концов он ощутил разницу. Кажется, его разум медленно успокоился, и его накрыло волной уверенного спокойствия. Это было похоже на процесс засыпания, только вот Джим лучше слышал биение сердца и чувствовал напряжение в мышцах, там, где он сжимал пальцы на щиколотках.

Это продлилось недолго, всего секунд тридцать, не больше — и тут Джим почувствовал, что у него разъезжаются ноги. Он тихо выматерился и потерял равновесие, шлепаясь на мягкий коврик, одолженный ему Споком.

Когда Джим наконец поднял взгляд, Спок смотрел на него со своего места, удивленно подняв брови. Его поза не изменилась ни на миллиметр.

— Сработало... на пару секунд, — сообщил ему Джим.

— Пожалуйста, поясни.

— Я чувствовал себя очень спокойным. Расслабленным, но сосредоточенным на биении сердца и своих мышцах. Как... Сосредоточенное расслабление?

— Это только начало, — сказал Спок после некоторого раздумья, изящно поднимаясь с пола, — я рекомендую тебе практиковать tu-lan дважды в день, пока ты не достигнешь достаточного уровня мастерства. Как только ты сможешь удерживать состояние «сосредоточенного расслабления» хотя бы тридцать минут, мы сможем перейти к следующей практике.

Джим удивленно посмотрел на него снизу вверх, быстро моргая.

— Думаешь, это поможет справиться с кошмарами?

— Поскольку мне никогда не снились кошмары, я не был в этом полностью уверен. Но мне совершенно ясно, что твой разум глубоко возмущен, и ты расстроен всеми прошедшими событиями. Логично, что успокоение разума ослабит хаос, вызванный травмой, и поможет тебе отдохнуть ночью.

— Ну, в любом случае, нам стоит попробовать, — сказал Джим, снова пытаясь занять продемонстрированную позу. Поскольку на улице становилось все жарче, заняться ему все равно сейчас было совершенно нечем. Если бы он только так жутко не потел — может поэтому его ступни все время разъезжаются?

— Совершенно точно. Поскольку ты явно готовишься предпринять еще одну попытку, я не буду нарушать твоего уединения. Как и всегда, если тебе что-то понадобится, ты можешь найти меня в моей комнате.

— Спасибо, Спок, — Джим улыбнулся ему, перед тем как закрыть глаза и сосредоточится на дыхании.

Он почти кожей чувствовал раздражение Спока от выраженной благодарности. Может быть, это было и нелогично, — подумал Джим, размеренно дыша, — но ему придется к этому привыкнуть.

Он не смог снова достичь нужного состояния.
__ __ __

Расчет оказался удивительно точен, практически граничил с невозможностью, но Джим не собирался порицать свою удачу. Он плотно обхватил капсулу, когда она впилась своим металлическим корпусом ему в ребра и устремился вместе с ней к поверхности планеты. Он изо всех сил вцепился в снаряд, пытаясь рассчитать риски выдергивания одной рукой парашютного кольца. Джим не был уверен, что снова сможет поймать капсулу, если упустит.

— Энтерпрайз Кирку: что случилось? Почему вы спрыгнули с платформы?

От ветра в лицо закладывало уши, так что разобрать акцент русского было еще сложнее, чем обычно.

— Они запустили чем-то в сторону планеты! — отозвался Джим, пытаясь одновременно не задохнуться и не запаниковать. Учитывая, что он с дикой скоростью несся к поверхности планеты, это было чертовски сложно, — я не знаю, что это, но раз они швырнули это в просверленную дыру, то наверное это какая-то бомба.

— Чего? Так вы же упадете в дыру вместе со снарядом! — панически наплевав на протокол напомнил ему парнишка. Ну блять охуенно, ага.

— Выпускаю парашют, — отозвался Кирк и наконец отцепил одну руку, потянувшись за кольцом.

Ему чертовски повезло, что рывок не заставил его разжать хватку, и не оторвал парашют к чертям собачьим. И то, что эта хрень все еще не взорвалась. Джим выдохнул, когда их падение замедлилось.

Но эта штука весила как слон, и все равно тянула его вниз — руки болели, и судя по боли в груди он все-таки треснул себе пару ребер. Им придется поднимать его очень быстро.

— Вы уже забрали Сулу с платформы? — заорал он в мобильный комм на ухе.

— Да, да, он в транспортаторной.

Тут до Кирка дошло, что на нем нет шлема. И вообще никакой защиты, кроме костюма и парашюта, рвущего спину под весом Джима и бомбы.

Но он никак не мог позволить им поднимать его на Энтепрайз со взведенным черти-чем.

Джим воззрился на красные пески Вулкана, которые приближались все быстрее.

Сглотнув, он осознал, что вариант оставался только один. Никак нельзя было убрать бомбу с Вулкана и самому оказаться на корабле, не рискуя жизнью сотен людей. Либо он сейчас отпускает бомбу и смотрит, как она улетает в дыру, потому что Энтепрайз не сможет навестись на столь быстрый объект, либо оказывается в космосе вместе с ней.

Джим подавил истерический смешок. Оказывается, Спок был прав насчет Кобаяши-Мару — безвыходные сценарии все-таки существуют.

— Слушайте меня, Энтерпрайз, — прокряхтел Джим, давясь ветром, — я не знаю, что это за хренотень, но у вас примерно две минуты, пока я не ухну в дыру, и вы не сможете на меня навестись, так что резко отправляйте меня в космос.

— Чего?

— Ты все слышал, — Кирк сцепил зубы. Тут еще и ветер решил изменить направление, и парашют рвануло вбок. Черт. Он взмолился всем богам, чтобы смочь удержать этот чертов снаряд в руках до того, как его уберут с планеты.

— Перемещайте меня отсюда прямо в космос, Энтерпрайз, и чем дальше, тем лучше. Мы не знаем, когда оно бабахнет, но лучше это случилось подальше от Вулкана!

Длинная пауза. Потом Джим услышал спокойный размеренный голос коммандера Спока.

— Вы осознаете риски подобного действия?

Джим почувствовал, что багровеет от гнева. Спок что, и правда считал его идиотом?

— Ну твою же налево, конечно да! — проорал он, краем сознания отмечая, что гнев только усиливает страх в голосе, — у меня нет шлема, нет кислорода, нет нихера. У меня глаза лопнут! — а теперь он походил на Боунза.

О боже, но Боунз. Джим его теперь никогда не увидит. Никогда не посидит у океана, распивая бурбон, не просочится к нему в спальню в два часа ночи, потому что одиноко, не услышит его ругани на Джоселин и советов никогда не жениться.

— Ваши шансы на выживание составляют менее одной десятой процента, — продолжил Спок совершенно спокойно, как умели только вулканцы, — мы скорее всего не успеем перезарядить транспортер и забрать вас до того, как вам будет причинен непоправимый ущерб. Вы скорее всего погибнете.

— Де ебать же, я в курсе, просто блять давайте уже! — Джим зажмурился, чувствуя, как его накрывает волной адреналина. Он уже сорвал голос, — сейчас, Спок, или меня вместе с бомбой размажет по твоей родной планете! Не думаю, что выйдет красиво!

Еще тишина, и на секунду Джим даже поверил, что сейчас Спок прикажет ему разжать руки и дать забрать себя на корабль.

— Энсин Чехов, — вернулся голос Спока, — готовьтесь транспортировать мистера Кирка в космос из этой точки.

— Ну блять, наконец-то, — прошептал Джим, закрывая глаза и ожидая привычного покалывания транспортного луча.

Но ничего не случилось, ничего, блять, не произошло, и Джим продолжал лететь вниз, сжимая бомбу.

— Энтерпрайз, что случилось? — закричал он, но в левом ухе раздавался только треск статики — пески Вулкана были все ближе, ближе, он падал все быстрее...

И тут Джим осознал, что сидит в кровати, весь взмокший от пота, тяжело дышащий и цепляющийся за новоприобретенное острое левое ухо, будто бы на нем все еще была клипса комма, но треск уже затих. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы успокоиться и понять, что он не падал на Вулкан, а находился на нем.

Джим позволил себе пару раз всхлипнуть, прежде чем успокоить сбившееся дыхание.

Ну хотя бы он не намочил в этот раз кровать, да и Спок не прибежал, словно встревоженная квочка. Кажется, в этот раз он хотя бы не орал на весь дом.

Дрожа всем телом, Джим упал обратно на подушку, и выпутался из одеяла, сбившегося в ком где-то в ногах. Черт, он так устал от всего этого. Ну спасибо, что хоть на этот раз это был не Неро, гигантскими гротескными ножницами отрезающий ему уши и пальцы, рассказывая Джиму о том, что он «бесполезный мелкий негодник» голосом Фрэнка.

По сравнению с прочими кошмарами этот бы ужасающе реалистичным, кроме разве что, окончания. Возможно, в этом помогли вулканские дыхательные техники, заставляя его разум разбираться с реальными вещами, а не придумывать извращенные сны о том, что произошло на Нараде.

Но почему ему снился провал миссии? Что за чертовщина с ним творилась?

Джиму было жарко и липко, так что он встал и направился в ванную. Сейчас он использовал душ трижды в день — жара его просто убивала, а липкий пот ночных кошмаров довершал дело.

Стараясь не смотреть в зеркало, Джим зашел в душ, нажал на кнопку и закрыл глаза, пока ультразвук вычищал его сверху донизу.

Ему надо было быстрее приходить в себя, но сначала — нужно было уехать отсюда. Неважно, что говорили Спок и его родители, Джим прекрасно понимал, что был неудобен. Ему просто нужен был набор отличных психотропов и температура на улице не выше ноля. У Звездного Флота должно было найтись и то, и другое. Отправили бы его на какую-нибудь заснеженную планетку поправлять здоровье.

Если с Джимом все было действительно настолько плохо, об этом совершенно точно стоило беспокоиться не вулканцам, в этом он был стопроцентно уверен.

Шипя от злости, Джим треснул по кнопке выключения душа и вышел из кабинки. Он отобедает со Старейшинами и улетит отсюда.

Таков был его план и он собирался придерживаться его до конца.

@темы: ST, перевод

URL
Комментарии
2014-09-09 в 12:32 

Яфрень Фифревна
волшебная пыльца
Ох, Джим.
Большое спасибо за перевод!

2015-03-27 в 18:52 

Сашка О.
Он смотрел на меня со сдержанным скудоумием (с)
Спасибо за перевод!
И, прошу прощения, а дальше будет?:) Ой:)

2015-05-24 в 23:26 

sKarEdFanfiction
Иди хоть поешь! Не могу, муза к стулу привязала!
Сашка Огеньская, будет) оба закончу, обещаю.

URL
2015-05-26 в 18:03 

Сашка О.
Он смотрел на меня со сдержанным скудоумием (с)
sKarEdFanfiction, спасибо! Я буду очень рада!

     

sKarEd List

главная