19:54 

Аномалия Дельта 9/12

sKarEdFanfiction
Иди хоть поешь! Не могу, муза к стулу привязала!
9.12 Родом из Дельты
Криптологическая лаборатория в стенах Академии Звездного Флота была собранием лучших криптологов и новейших технологий. Спараллеленный квантовый процессор «Гепард3000» был создан специально для того, чтобы извлечь как можно больше информации из мелочей вроде белого глифа на боку черной частицы.

Но МакКой все еще был поражен тем, с какой скоростью компьютер взломал шифр. Менее чем через сутки после того, как он предоставил глиф для криптоанализа, компьютер выдал результат с 99.9999997-процентной вероятностью точности.

И теперь, сидя в нанотехнологической лаборатории доктора Чандара в Хокинг-холле и наблюдая за роем нанитов на экране, Леонард делился результатами исследования со своим другом.

— Категория значений этой отметки совершенно прозаична и неудивительна, Параг, — сказал МакКой, проматывая документ на экране, — это штамп с датой и местом изготовления.

— Как мы и предполагали, — отозвался Чандар, — это точно была всего лишь определительная метка.

— Но ты погоди, вот здесь все становится гораздо интереснее, — МакКой повернул падд к Чандару. На экране устройства медленно вращалось скопление звезд. — На самом деле, глиф оказался вшитой цепочкой числовых значений, которая, после представления в трехмерном формате, оказывается вот этим потрясающим голо-изображением.

Доктор Чандар изумленно уставился на картинку:

— Это звездная карта.

— Точняк.

— А ней есть путевые отметки, по которым можно определить предыдущие пункты назначения роя?

— К сожалению, нет, — ответил МакКой, — на звездной карте каждого нанита отмечены только две пары координат. Одна из них, понятно, Земля — пункт назначения роя.

МакКой потыкал в экран, приближая картинку, пока на ней не засияла синим планета Земля. Она была подсвечена.

— Теперь ко второй паре координат. Мы предположили, что этот маркер отмечает место происхождения роя.

МакКой снова ткнул в экран — на этот раз вид уменьшался, выходя за пределы Альфа-квадранта и вообще познанного космоса.

Доктор Чандар удивленно протянул руку к экранчику:

— Я ничего не знаю об этом сегменте космоса.

— Ага. Ты ничего не знаешь, потому что никто не знает.

Картинка замерла на виде сияющей массы чего-то похожего на скопление комет, астероидов и прочих планетарных обломков.

МакКой серьезно посмотрел на Чандара:

— Параг, это самый центр Дельта-квадранта.

— Чего? — ошарашенно выпалил Чандар.

— Неизвестного космоса, — кивнул МакКой, — у нас там даже сенсоров нет.

— Но ближайшая граница с Дельта-квадрантом пролегает в тридцати тысячах световых лет отсюда, — Чандар открыл калькулятор на падде и погрузился в подсчеты. — Звездолет класса «Конституция» на максимальном, шестом варпе, будет лететь отсюда… погоди-ка, более ста тридцати восьми земных лет, и то достигнет только края квадранта.

— Именно, — отозвался МакКой, — вот почему нам интересна дата создания этих малюток.

Чандар невольно улыбнулся — никак не мог скрыть возбуждения.

— По данным временной отметки, если опираться на стандартный галактический расчет времени, рой был создан или активирован два месяца назад по земному времени. Так что либо его создали по дороге из Дельта-квадранта, либо он добрался сюда невероятно быстро.

Чандар кивнул:

— Возможно, через какой-нибудь трансварп-корридор?

— Ну, из нас двоих физик не я.

— Нет, ты врач, — отозвался Чандар и указал на монитор камеры слежения за нанитами — на экране медленно кружился рой частиц. — И поэтому, мне кажется, ты найдешь это потрясающим.

МакКой подкатил кресло поближе к монитору.

— Ой, погоди, тут еще кое-то про глиф, — доктор снова вывел на экран отчет криптологов, промотал и увеличил часть текста, сунув ее под нос Чандару. — Тебе это число ни о чем не говорит, Параг? О чем-нибудь важном, из мира, скажем, нанотехнологий?

На экране светилось «5618».

— Пять, шесть, один, восемь, — прочел он, — нет, прямо сейчас ничего в голову не приходит.

МакКой посмотрел на падд.

— Потому что единственное целое число из нижней части глифа, согласно отчету криптологов.

— Это предполагает его важность, — отметил Чандар.

МакКой последний раз посмотрел на число, покачал головой и выключил падд.

— Прогоним-ка его через еще несколько лабораторий. Должно же оно что-то значить.

Доктор Чандар потер руки подкатился на кресле к микроскопу:

— Ладно, теперь ты смотри. Это весело!

***

У Кирка появилась идея.

— Снимай куртку! — сказал он Ханне.

— Что?

— Куртку снимай, — прошипел Джим, стаскивая свою.

Две темные фигуры стояли, не шевелясь, в густом тумане. Было холодно и мокро, так что Кирк и Ханна дрожали, оставшись без верхней одежды.

— Если увидишь что-то вроде черного дыма, начинай махать быстро-быстро, как только сможешь, — прошептал Кирк, — вот так! — И он сам начал размахивать курткой вверх-вниз.

Ханна покосилась на Джима:

— Совсем с ума спрыгнул?

Кирк шагнул навстречу фигурам, бешено размахивая курткой. Пока он махал, между двумя фигурами материализовалась третья и заговорила густым басом:

— Ты че творишь, пацан?

Кирк перестал махать.

— Кто здесь? Покажитесь!

Трое двинулись вперед, пока, наконец, их лица не стали различимы в тумане. Это совершенно точно были трое человеческих мужчин, все рослые, одетые в темные куртки с капюшонами. У всех троих были плотно зататуированы лица.

— Парни, вы что, баскетболисты, что ли? — спросила Ханна, натягивая куртку.

Парни по сторонам заржали, но мужчина посередине только опасно улыбнулся Ханне. Улыбка и правда вышла страшной — полный рот остро заточенных серебряно-карбонитовых коронок. Он стащил капюшон с головы, обнажив лысый, татуированный череп с рядом имплантов в виде остро наточенных маленьких черепов. Жутковатый и наверняка болезненный ирокез.

Кирк опознал характерный внешний вид. Эти парни были частью группы «Монгольские святоши», самой жестокой банды прибрежного района. Жили они в Окленде и часто шлялись по городу тройками, высматривая легкую жертву.

Кирк улыбнулся и расслабился.

— Простите, парни. Уф! Думал, обознался.

Ханна, тоже сообразив, кто стоял перед ними, уставилась на Джима, приоткрыв рот.

Кирк, не надевая куртки, приобнял Ханну за плечи.

— Слышьте, умники, видали яркие вспышки на пирамиде? — вежливо поинтересовался он.

Парень без капюшона перестал скалиться. Судя по тому, как остальные тащились за ним, он и был заводилой.

— Нет, не видали. Слышь, трюк с курткой был реально забавный.

Кирк вздохнул:

— Спасибочки. Господа, становится холодно, давайте пройдем в книжный, я вам мятный латте куплю.

Парень предложению не обрадовался:

— Не, пацан, спасиб. А вот девочку твою мы заберем.

— А мне так не кажется, — спокойно ответил Кирк, все еще удерживая Ханну за плечи. Свободной рукой он потянулся к коммуникатору на бедре, открыл его, вбил короткий код и снова закрыл. Потом развернул Ханну и пошел прочь от гопников.

— Удачи с хирургией, парни! — крикнул Джим через плечо.

Из-за спины один из прилипал спросил:

— Какая такая хирургия?

— Джим, ты что творишь? — Ханна оглянулась через плечо. — Они идут за нами!

— Да знаю я, — Кирк улыбнулся, — просто иди вперед.

Группа людей возникла из тумана и прошла им навстречу, но Кирк знал, что Святошам на это наплевать, они обожали публичные избиения.

— Джим, мне страшно, — прошептала Ханна.

— Не бойся, со мной ты в безопасности, обещаю, — Джим обнял девушку крепче.

За ними с тихим вжиком раскрылись лезвия карманных ножей.

***

Доктор Чандар подстроил микроскоп — изображение поплыло и сдвинулось в сторону, пока на экране не появилась мутно-серая стена, делившая его пополам.

— Видишь? — Чандар ткнул пальцем в монитор. — Это граница поля сдерживания.

МакКой кивнул:

— Наниты через него не пролезают.

— Точно, — ответил Чандар, — но они однако умудряются, наверное, с помощью микросенсорной антенны, считывать информацию с объектов за пределами этого поля.

— Как ты узнал? — поинтересовался МакКой.

— Смотри!

Доктор Чандар взял длинную иглу и поднес ее к краю камеры с нанитами, закрепленной на микроскопе.

— Это стерильная хромовая препаровальная игла для вскрытий. Смотри, вот она.

На экране микрофиламентный кончик иглы выглядел как гигантская темная фигура за стенкой контейнера. Наниты продолжали медленно кружиться.

— Им она не очень интересна, — сказал Чандар, — им, в принципе, наплевать, даже если я буду тыкать в контейнер, — он улыбнулся. — Теперь смотри.

Чандар пошкрябал кончиком иглы обратную сторону ладони.

— Добавим человеческого эпидермиса, так?

Доктор придвинул иглу обратно.

— Черт побери! — выпалил МакКой.

Рой словно взбесился. Частицы с дикой скоростью набились у стенки, шевелясь так бурно, что изображение смазывалось. Экран потемнел от набившихся частиц.

— Потрясающе, — сказал Чандар, — похоже, во мне содержится какой-то маркер, который возбуждает интерес роя.

— Ты пробовал проводить подобное с другими биологическими видами?

— С десятками видов.

— И?

— Сначала рой интересуется, потом, как только выясняет, что образец не принадлежит человеку, тут же прекращает активность.

— А с внеземной биологией?

Чандар отложил иглу.

— Та же история: сначала интерес — потом отключка.

— Так рою интересны только человеческие клетки.

— Похоже на то.

МакКой уставился на экран. После исчезновения образца кожи рой быстро перестал клубиться и принялся лениво шарахаться по камере.

— Отключка… — повторил МакКой.

— Что они такое? — спросил доктор Чандар. — Нам бы пригодился собственный рой таких.

— Зачем?

— Я тебя уверяю, Леонард, если мы бы смогли взломать их телеметрию и понять, как они работают, мы бы смогли их контролировать и натравить на собратьев.

— Ага, рой и антирой, — пробурчал МакКой, — они могли бы порвать друг друга на субатомные клочки. А мы продолжили жить спокойно.

Чандар рассмеялся:

— Нет, Леонард, я не про то: они могли бы изучить друг друга, смоделировать и доложить, кто они, черт возьми, такие!

МакКой зыркнул в монитор.

— Я бы предпочел, чтобы они взаимоуничтожились.

— Понимаю, этот рой опасен. И бог его знает, что способен натворить, если вырвется на свободу. Может наступить сценарий «серой массы».

— А это что за чертовщина? — спросил МакКой.

— «Серая масса»? Самовоспроизводящийся нейронный рой, который выходит из-под контроля и пожирает планеты.

МакКой крутанулся в кресле, чтобы посмотреть на друга.

— Чего?

— Не переживай так. Это не самый вероятный сценарий, но он вполне возможен.

— Поясни.

— «Серая масса» — это термин, созданный во время первых нанотехнологических исследований. Все начинается с роя наномашин, таких, как наши наниты. Они запрограммированы на самовоспроизводство — собирая материал с экосистемы, разлагая его до молекул и используя их для создания своих копий.

МакКой всмотрелся в экран.

— Если что-то в сценарии «серой массы» идет не так: всплывает ошибка — случайная мутация, баг в коде, саботаж или оказывается замешано какое-то оружие, — в любом случае, рой начинает бесконтрольно плодиться и нападать на все, что видит. Превращает все вокруг в серый химический суп из элементарных частиц. Потом внутренние фабрики нанитов используют их для создания своих копий.

— Так и выходит «серая масса».

— Пугающе звучит, правда?

— Это самая жуткая вещь, которую я когда-либо слышал, Параг.

Доктор Чандар поднял ладони.

— Как я уже сказал, это всего лишь теоретическая вероятность. Если задуматься, те же вирусы являются идеальными нано-созданиями. И все же у них не рвет крышу и они не жрут все вокруг, превращая все в первобытный суп. Экосистема нашей планеты имеет потрясающие механизмы защиты, которые способны справиться с самой сильной атакой вирусов.

МакКой закряхтел:

— Вот мне прямо полегчало.

Чандар рассмеялся:

— Я рад этому, Леонард, — Параг покосился на монитор, — но дело в том, что нанорой может стать непревзойденным инструментом исследования, если пользоваться им умеючи.

— Ладно, — отозвался МакКой, — пока они нас первыми не сожрут.

Раздался свист коммуникатора.

— Хмм… — сказал МакКой, глядя на экран. — Похоже, мне нужно срочно явиться в транспортаторную рядом с ангаром для шаттлов. Написано — срочно.

Чандар махнул в сторону выхода.

— Беги быстрее ветра, доктор МакКой! — и улыбнулся.

***

Кирк задрал рукав рубашки, открывая медальон, пристегнутый к плечу. Он отстегнул его и закрепил на руке Ханны.

— Это еще что?

— Увидимся через двадцать минут, — Кирк быстро чмокнул ее в губы.

За их спиной Святоши издевательски заулюлюкали. Кирк оглянулся. Они были просто гигантские.

— Ладно, может, тридцать.

— Джим?

Кирк откинул кристаллиновую крышечку и нажал на красную кнопку в медальоне. Прицельные сканеры тут же запеленговали положение Ханны, просканировали ее на квантовом уровне, разобрали тело на поток субатомных частиц, загрузили его в буфер паттернов, перенесли на субсветовой частоте на транспортатор рядом с ангаром для шаттлов и пересоздали его.

Для Святош это выглядело так, будто девушка растворилась в воздухе.

— Какого черта? Куда она свалила?

Кирк пожал плечами.

— Отправил ее домой. Не хотел иметь перед вами фору.

Монгольские Святоши были прославленными уличными бойцами — грязные приемы, убийственная эффективность. Но боевая подготовка Звездного Флота основывалась на очень жестоких, эффективных, скупых на движения принципах Крав Мага, старой израильской боевой системы армии самообороны. Драка кончилась за четырнадцать секунд. Кирк получил поверхностный порез левого предплечья. Святоши получили два вывихнутых локтя, один перелом руки, треснутую скулу и три переломанных носа. И за Ханну, а также за всех окрестных женщин, Кирк прописал пару дополнительных пинков каждому, для выведения из строя их желания.

***

Когда Ханна ошарашенно сошла с транспортатора, за консолью управления никого не было. Но почти все флотские транспортаторы были настроены на прием экстренных переносов. Ханна посмотрела на повязку на руке.

В комнату ворвался человек в форме и, увидев девушку, замер и сложил руки на груди.

— Так я и знал, — сказал он. Подумав при этом: «Где он этих красоток берет?»

Ханна посмотрела на него:

— Где я?

— В охотничьих угодьях кадета Джеймса Ти Кирка. Вы с ним случаем не знакомы?

Ханна оглянулась:

— Он в беде! — потом встревоженно добавила: — А вы кто?

— Меня зовут МакКой, Леонард МакКой. — Он строго посмотрел на нее. — Какая еще беда?

— На нас чуть не кинулись трое.

МакКой покосился на ее руку:

— Так что он нацепил на тебя это и перенес тебя сюда. Расскажи мне про тех троих, где это было?

— Здоровые гопники, здоровые как байкеры прямо. Гигантские. Трое. Были на Колумбус-авеню.

— На улице?

— Да.

МакКой улыбнулся:

— Ну, значит, Джим сейчас вернется.

Ханна нахмурилась:

— А я сказала, что их было трое? Трое дуболомов?

МакКой кивнул:

— Сказала, сказала.

Ханна стащила повязку и кинула ее МакКою.

— Почему ты не переживаешь? — резко сказала она.

МакКой шагнул ближе.

— Я переживаю, — он глянул на часы, — что прямо сейчас этим парням понадобится первоклассный травматологический центр, а в том районе его, кажется, нет.

@темы: ST, перевод

URL
   

sKarEd List

главная