sKarEdFanfiction
Иди хоть поешь! Не могу, муза к стулу привязала!
5.12 Преследование
Ухура, горевшая желанием хоть как-то помочь в расследовании, приступила к делу сразу же. Спустя полчаса после встречи с адмиралом Таллси она уже была в ксенолингвистической лаборатории, прогоняя записи через распознаватель языковых паттернов.

— Компьютер, — отчетливо произнесла она в динамик консоли изолированной будки, — подключи модуль Телла-дот-зеро-один и прогони оба образца.

— Подтверждаю, — донеслось из консоли.

Программа должна была просканировать записи на любые известные сочетания и фрагменты первичного диалекта Телларитов. Компьютер заурчал квантовым ядром.

Ухура уже множество раз переслушала обе записи. Если воспринимать их целиком, они казались странными и неузнаваемыми, но что-то ей все равно мешало. Ее собственные познания в лингвистике были достаточно обширны — она занималась ею уже очень давно. В первый раз она включила распознаватель речи в двенадцать лет, а эти программы распознавания были созданы ею с нуля.

— Соответствий не найдено, — отрапортовала консоль.

— Внеси результат в сводный список, — ответила Ухура, набирая примечание.

— Результат внесен.

— Пожалуйста, прогони теперь сабрутину Телла-дот-зеро-два.

— Выполняю.

Ухура выросла полиглотом — говорила на английском, двух евразийских языках и двух диалектах Суахили. Она всегда любила музыку звучащей речи, правила, по которым различные расы одного квадранта складывали схожие звуки в слова, обозначающие сходные понятия. Ее всегда поражало, как выдохи, пройдя путь из легких через голосовые связки, обретали форму во рту, касаясь языка, челюстей, горла и губ — всего лишь звуковые вибрации, обретавшие столь поразительно разнообразные вариации значений. Так что она любила не сами слова, а то, как их произносили.

— Соответствий не найдено, — донеслось из консоли.

— Внеси результат, пожалуйста.

— Результат внесен.

Ухура грустно опустила голову — ее ждала очень длинная ночь. Обычно работа увлекала ее, и она погружалась в нее с головой. Но сегодня она ощущала себя страшно одинокой. Она знала, что этот «некто» атаковал ее родную планету.

Ухура покосилась на чип, торчащий из консоли.

«Голос убийцы», — подумалось ей.

И сразу после этого она услышала хлопок входной двери.

Ухура крутанулась на кресле, разворачиваясь лицом ко двери входа в будку. Когда та мягко отъехала в сторону, Ниота испытала такое облегчение, что чуть не расхохоталась.

— Надеюсь, я не слишком обеспокоил вас своей рекомендацией, кадет, — произнес вошедший.

— Нет, сэр, — Ухура улыбнулась. — Это было… это большая честь для меня.

Ее преподаватель кивнул:

— Это хорошо. Вы были единственным логичным кандидатом на эту роль.

— Правда? — Ухура решила слегка поддеть собеседника. — То есть вы хотите сказать, что не вытаскивали листочек с моим именем наугад из шляпы?

Тот явно растерялся.

— Это было бы нелогично.

Ухура вздохнула, поудобнее устроилась в кресле и снова повернулась к консоли.

— Не хотите ли обозреть результаты моих изысканий?

Преподаватель встал за креслом и оперся на его спинку, подаваясь к монитору.

— Да, — просто ответил он.

Ухура кивнула, чувствуя, как ее накрывает волна внутреннего тепла.

— Компьютер, выведи, пожалуйста, на экран сводную таблицу результатов для коммандера Спока.

— Принято, — отозвался тот.

***

Любимая забегаловка Кирка за пределами кампуса называлась «Брюскис».

«Брюскис» находился в десяти минутах ходьбы от университетского кампуса, на углу Юниона и Филлмора, и был классическим американским кофешопом для закоренелых битников. Кирку нравился низкий джаз и горячий, как ад, эспрессо. Еще ему нравились общительные бариста в коротеньких юбочках и милых черных беретах и постоянно по-праздничному украшенные окна. Это странным образом успокаивало Джима и снимало стресс от бытия кандидатом в офицеры Флота в самом жестоком университете галактики.

Вечер выдался тихим, да и западные ветра улеглись, так что весь туман оставался у побережья. Но по дороге к кафе Кирк все равно косился во все переулки и окинул подозрительным взглядом гигантского гуманоида в капюшоне, прислонившегося к вывеске. По наитию, Джим решил убедиться, не использует ли тот меняющую голос маску.

— Слышь, мужик, я потерялся, — изрек Джим, задрав голову. — Фишерменс Варф — это туда? — и ткнул в другую сторону, на Рашн хилл.

Голова в капюшоне медленно повернулась к Кирку, потом создание стянуло с головы капюшон. Это был грустный, морщинистый хирипианин.

— Ой, прости, чувак, — сказал Кирк. Хирипиане были расой слуг, которые часто давали обет молчания и говорили только со своими хозяевами-ференги.

Хирипианин молча указал в сторону залива.

— Спасибо. Доброй ночи, сэр, — Джим хлопнул гиганта по руке и пошел дальше по Юнион-стрит.

***

В кафе Кирк сразу шагнул к стойке.

— Тройной эспрессо.

Девушка за стойкой была ему незнакома. Она посмотрела на него и ответила:

— Эспрессо что?

Кирк осмотрел ее. Бейдж гласил «Ханна».

— Пожалуйста? — и улыбнулся.

Она повернулась, отмеряя зерна и засыпая их в кофемашину.

Кирк еще немного порассматривал ее, любуясь открывшимся видом. Ее волосы до талии были выкрашены в голубой цвет, и одета она была как классический битник: облегающая черная водолазка, очень короткая черная юбка и высокие черные ботинки. У нее были ярко-голубые глаза необычной формы, которые вдруг посмотрели прямо на него.

— Что-то еще?

— Неа.

— Ладно.

Она продолжала таращиться прямо на него, пока он не пожал плечами и не направился к своему любимому столику в уголке зала.

— Я сяду здесь, Ханна.

— Откуда ты узнал, как меня зовут?

— А бейджик на что? — Он ткнул в него пальцем. — Смотри, прямо здесь.

Девушка покосилась на него и покраснела.

— Точно же.

— Как только ты надеваешь бейджик, Ханна, люди получают официальное право называть тебя по имени, — уверенно сказал Кирк — знакомый румянец подпитывал его эго.

Девушка осмотрела его с ног до головы:

— А ты, наверное, звезднофлотский кадет?

— Да, так оно и есть, — Кирк осмотрел себя, — как ты догадалась?

— Встречалась с одним в прошлом году.

— А, так ты эксперт по кадетам.

Она кивнула:

— К несчастью.

— Ну ладно тогда, я буду за угловым столиком, окликни меня, когда амброзия будет готова.

— Я позову тебя по имени.

— Отличный план, — отозвался Кирк, отходя от стойки.

— Мне было бы проще, если бы я его узнала.

— Приходи ко мне и узнаешь.

Ханна расхохоталась и подмигнула Джиму.

— Значит, я просто позову тебя «кадет».

***

Спустя час Кирк по уши закопался в учебу.

Это оказывало на него в своем роде терапевтический эффект. Открыв на падде список научных директив, он подчеркивал ключевые моменты и отчаянно писал километровые пометки. Размышление над основной целью миссии Звездного Флота освобождало его мозг от размышлений на тему недавнего проигрыша команды «Дельта» и столкновения с серийным убийцей прошлой ночью.

Кирк внезапно уловил шевеление черной фигуры слева от себя — это была новая бариста, Ханна. Она всего лишь протирала стол.

— Что ты изучаешь, кадет?

Кирк скрыл от нее содержимое падда.

— Науку.

— Какую же науку?

— Кадетскую, — отозвался Кирк.

Ханна повернулась к нему лицом и уперла руки в бока.

— А ты забавный, — сказала она, сурово посмотрев на Джима.

— Да оборжаться просто.

— Возможно, я смогу тебе помочь, мне нравится наука. Вообще-то, я сама — ученый.

Кирк кивнул.

— Ученый какого рода?

— Я ботаник, — гордо ответила она.

Кирк положил падд обратно на стол. Внезапно ему расхотелось заниматься.

— Хмм… целый ботаник, — он был приятно поражен. Красавица и умница.

— Ну, — тут Ханна пожала плечами, — вообще, я на выпускном курсе.

— А, так ты почти-ботаник. Где?

— В Университете Сан-Франциско.

— Круто, — отозвался Кирк.

Ханна несколько секунд просто молча смотрела на него. Ее взгляд сводил Джима с ума: если она посмотрит еще немножко, ему понадобится холодный душ. Тут Ханна наконец отвернулась и принялась вытирать другой столик

Пока она протирала старомодную клеенку на столике, Кирк несколько раз открывал и закрывал рот, не решаясь начать разговор. Эта девушка делала невозможное — заставляла его нервничать.

Все-таки он смог выдавить:

— Так вот, у меня в понедельник гигантский научный тест.

Ханна не отвлекалась от работы, но внимательно его слушала.

— Самый важный экзамен, который решит мою дальнейшую карьеру. На кон поставлено буквально все. Потому что сейчас наступило хрупкое равновесие.

Ханна подобрала упавшую салфетку.

— Все зависит от одного экзамена?

Кирк улыбнулся, довольный тем, что снова завладел ее вниманием.

— На самом деле, это симуляция.

Потом он объяснил ей то немногое, что сам знал о сценарии «Станция Таника». Это тоже было своего рода соревнование, но не одновременное. Две группы высадки, «Альфа» и «Дельта», высаживались в одном и том же незнакомом им окружении в разные отрезки времени. Задание состояло в том, чтобы осуществить исполнение основных научных директив Звездного Флота, которые было положено знать каждому члену экипажа при участии в полевых исследованиях.

— Основная научная работа, наблюдение, пара сканирований, взятие образцов — вся эта хрень.

— Но ведь предполагается, что вы совершите открытие, — сказала Ханна.

— Наверное, — Кирк пожал плечами. — А что ты думаешь по этому поводу, как человек науки? У тебя наверняка найдется пара советов.

Ханна посмотрела на него и задумчиво прикусила губу. Кирк постарался не ерзать.

— Ладно. Прежде всего, я ненавижу термин «полевые исследования».

Кирк удивленно моргнул.

— Почему это?

— Когда ботаник «выходит в поле», он как будто заходит в чей-то дом без приглашения. Первое, что стоит зарубить себе на носу.

Кирк кивнул.

— Звучит убедительно, — он ногой выдвинул стул, приглашая ее сесть.

Ханна отложила полотенце и села.

— Ты без приглашения вторгаешься в чужой дом, в котором были прожиты целые жизни. Для кого-то это место значит буквально все. А ты, значит, такой весь из себя первооткрыватель. Он стоял до тебя веками и будет стоять после, но ты входишь и начинаешь своим лишь присутствием менять этот дом. Возможно, ты потревожишь что-то, возможно, изменишь безвозвратно. Возможно, уничтожишь что-то очень ценное. — Она раскраснелась и возбужденно блестела глазами. Было очевидно, что эта тема была ей очень близка.

— Я понял твою мысль. Но знаешь, Звездный Флот не вламывается в чужие дома в грязных сапожищах за здорово живешь.

— Как скажешь. — Ханна закатила глаза и встала.

— Ну смотри, Первое Положение Устава Звездного Флота, — затараторил Кирк, — также известное как Первая Директива, строжайшим образом запрещает нам предпринимать любые попытки изменить ход естественного развития доварпных обществ. Я полагаю, тебе знакома эта Директива?

Ханна помрачнела.

— Первая Директива — ложь.

— Это почему?

— Всего лишь прикрытие.

Кирк озадачился.

— Как это?

Она со вздохом принялась вытирать другой столик.

— Скажем так, я очень скептична по поводу так называемой «миссии Звездного Флота».

У Кирка сложилось отчетливое впечатление, что Ханна уже вела эту беседу, возможно, когда встречалась с другим кадетом. Но Джим не мог так просто отступиться. Несмотря на упорное игнорирование значительного количества инструкций и правил Звездного Флота, особенно тех, что касались личной жизни кадетов, в одном он был точно уверен. А именно в том, что основной миссией Звездного Флота являлось исследование непознанного, научные открытия и установление мирных контактов. Сейчас ему было очень важно заслужить одобрение и уважение Ханны.

— Ты думаешь, что мы просто кучка дуболомов с пушками наперевес, да?

Ханна скрестила руки на груди.

— Ты принимаешь это слишком близко к сердцу, кадет.

— Меня зовут Джим.

— Ладно, Джим, — тут она наконец улыбнулась, и напряжение рассеялось. Улыбающаяся Ханна была просто неотразима.

— Джим Кирк, — расплылся он в улыбке, не переставая, впрочем, таращиться на девушку.

— Слушай, Кирк, я понимаю, что ты безоговорочно веришь в свою миссию, и нормально отношусь к большинству кадетов.

Тут Джим приготовился к волне критики.

— Так что же не так?

— Я думаю, вы просто пешки.

— Ауч, — отозвался Кирк.

Ханна вздохнула.

— Объединенная Федерация Планет была создана в результате жестокой резни, которая практически уничтожила две цивилизации. — Тут она ткнула пальцем в окно. — На расстоянии всего одного светового года от границ Федерации находится Ромуланская Империя, и им наплевать на Нейтральную Зону. Они не теряют времени зря, наращивая военную мощь, и тебе это прекрасно известно. Скоро они нападут снова. Мы же пока ищем союзников и ресурсы, стремясь к тому, чтобы оказаться сильнее их, когда придет время. Для этого и был создан Звездный Флот.

— Ты хочешь сказать, что Звездный Флот — это только аннексия и военные союзы?

Ханна присела на стул напротив и подалась вперед, внимательно глядя на Кирка.

— Ты же и сам понимаешь, что так и есть.

Джим отвел глаза и уткнулся взглядом в падд.

— И все эти научные директивы — лишь притворство?

Она со вздохом откинулась на спинку стула, принимая реакцию Джима.

— Прости, больная тема. Очевидно.

Кирк махнул рукой.

— Да не, это, наоборот, круто. Полезно бывает увидеть перспективу, понять, как мыслят обычные люди.

Ханна рассмеялась:

— Ты думаешь, что я — обычная? — Она скорчила гримаску притворного ужаса.

Кирк ухмыльнулся:

— Ну, учитывая мое постоянное окружение… ты просто суперобычная.

— Моя мамочка была бы просто счастлива это услышать.

Кирк ткнул пальцем в сторону барной стойки. Два тощих крысоподобных типа в кожанках с интересом разглядывали пирожные в витрине.

— У тебя посетители.

— Ой, да, точно, у меня же есть работа, — Ханна поднялась на ноги. — Я еще не до конца это осознала.

— Это видно, — отозвался Джим.

— Очень смешно, Кирк.

Когда Ханна вернулась за стойку, Джим задумался над ее словами.

Объединенная Федерация Планет была создана в 2161 в результате мирного союза между людьми, вулканцами, андорианцами и телларитами. С тех пор она значительно разрослась, включив в себя множество звездных систем. Но Ханна была права: межпланетный союз возник не потому, что ученые хотели взяться за руки и отправиться вместе изучать различные явления. Стимулом к подписанию Федеративной Хартии послужила битва за Шерон, обмен ядерными атаками, положившая конец четырехлетнему противостоянию Земли и Ромуланской Звездной Империи, в которой обе стороны чуть не были уничтожены. Самые первые участники союза совершенно точно объединились в целях повышения собственной безопасности в пределах досягаемости абсолютно экспансионистских Ромуланской, а позже и Клингонской империй.

Но значило ли это, что мандат Звездного Флота о мирных исследованиях являлся всего лишь хитрым прикрытием более темных целей?

Разве получение новых знаний — это плохо?

Или Звездный Флот действительно являлся просто инструментом захвата территорий и экономической экспансии?

Кирк посмотрел в документ со списком научных директив, открытый на падде.

2.1 Первичной целью служащих Звездного Флота является мирное посольство. Вторичной — полевые исследования.

2.2 При встрече с новыми формами жизни, вне зависимости от уровня их разумности, стойка «смирно» по умолчанию является наиболее благоприятной формой приветствия.

2.3 После установления доверительных отношений, возможно приступать к научным изысканиям.

2.4 В случае агрессивной реакции, вся исследовательская деятельность должна быть прекращена до установления или восстановления доверия при помощи дипломатии.

2.5 Доверительные отношения между наблюдаемым и наблюдателем являются основой любого научного изыскания.

«Доверие. Как интересно», — подумалось вдруг Джиму.

Он снова глянул на Ханну. Да, она была местами резковата, но, как хороший ботаник, очень уважительно обращалась с двумя представителями фауны у своей стойки.

Чтобы убить время до ее возвращения, Кирк сгреб свой падд, воткнул в уши наушники и пошел копать старые источники информации, чтобы найти данные об убийствах, совершенных Доктором восемнадцать лет назад. Журналисты наперебой описывали Доктора как циничного, расчетливого и хладнокровного убийцу, не знающего жалости. Слухи превращали его в кого угодно, от хирурга или неизвестного пришельца до вампира. Полиция упорно скрывала подробности расследования и результаты вскрытий, так что репортеры были ужасно расстроены и упорно накручивали панику в обществе. Любимой их темой было: «Это может быть кто угодно! Парень в соседнем кресле шаттла? Может быть. Может быть, это ваш сосед, ваш лендлорд или кассир в магазине — да, даже он!»

«Страх неизвестности всегда побуждает нас придумать хоть какой-то образ», — подумалось Кирку. Но ни в одном из этих образов эксперты не воссоздали рослого мужчину в капюшоне с аудиоморфной маской на лице.

Кирк переключил каналы и посмотрел несколько интервью со случайными прохожими. Люди и правда были ужасно напуганы. Владельцы клубов и ресторанов жаловались на пустоту в туманные дни — все боялись выходить из дома. Компании, производящие защитные системы для дома, просто озолотились.

«Неужели нам предстоит еще одно безумное лето?»

Чисто из любопытства он просмотрел свежий выпуск новостей. Ничего о нападениях прошлой ночью. Полиция и Флот держали рот на замке. Когда Кирк с Ухурой выходили от адмирала, им был дан прямой приказ о неразглашении: не говорить о случившемся ни с кем — ни с семьей, ни с друзьями. Детектив Боген, конечно же, уже просветил команду медиков, работавших с Гейлой, так что Кирк поболтал с МакКоем. Но все остальные были не в курсе.

Хотя Кирк прекрасно понимал, что через некоторое время об этом узнают все.

Он снова покосился на Ханну. Во сколько у нее заканчивается рабочий день? Пойдет ли она домой пешком через весь район? Нужно было дать всем знать как можно скорее. Паника — это, конечно, плохо, но явно не хуже несчастных пьяниц, шатающихся по туманным переулкам, как Гейла вчера.

И тут Кирк ткнул в какой-то мутный «спецрепортаж» от июля две тысячи двести сорок седьмого, десять лет спустя от того самого «Лета Доктора», как его вычурно обозвал репортер. Это, конечно, был стандартный медийный прием, но Кирка поразил один факт — разнообразие жертв Доктора. У него не было предпочтений. Одной из жертв была молоденькая студентка университета Сан-Франциско — она возвращалась в кампус после смены в закусочной…

Тут к Джиму внезапно подошла Ханна.

— Ты уже изучил Директиву о Мародерстве? — она улыбнулась и попыталась заглянуть в экран.

Кирк подпрыгнул на месте, выдернул наушники из ушей и свернул окно.

— Ой, — Ханна выставила вперед ладони, — прости.

— Не слышал, как ты подошла.

— Я обычно хожу очень тихо и вообще похожа на кошку. Только вот рыбу не люблю.

Кирк выключил репортаж.

— Слушай, ты во сколько заканчиваешь работать?

— А я смотрю, ты зря времени не теряешь.

Кирк смутился:

— Да я вовсе не про то… я не потому спрашиваю… вот, — сказал он и замолчал.

Ханна снова хитро улыбнулась.

— Выправился, ага.

— Слушай, забудь, а?

— Я заканчиваю работать позже вашего комендантского часа, — просто сказала она.

— А, хорошо, что сегодня не туманно.

Ханна озадаченно глянула на Кирка, и тот уже открыл рот, чтобы ответить, но тут запищал его коммуникатор. Джим глянул на экранчик — звонил МакКой.

— Надо ответить.

Ханна кивнула, сгребла ближайший чистящий спрей и отправилась мыть окно.

— Кирк на связи.

— Джим, срочно поднимай свой зад и неси его в Патологию в Медицинском, — быстро сказал МакКой. — И вот прямо сейчас. У нас вышли крайне интересные результаты анализа образцов.

— Уже бегу, — Кирк обернулся к Ханне. — Очень, очень важное собрание, — сказал он, ткнув в коммуникатор, — крайне важное.

— Увидимся.

— Ханна, мне надо сказать тебе что-то очень важное. Но пока я не могу этого сделать, потому что мне… приказано не говорить об этом.

— Ага.

— Слушай, просто будь осторожна сегодня… в смысле, по дороге домой.

— Я всегда осторожна, — за спиной Ханны аурой переливалась разбрызганная по стеклу жидкость.

Кирк быстро собрал вещи и шагнул к выходу. У двери обернулся.

— Я еще вернусь.

Ханна глянула на него с окна.

— Старая кадетская присказка.

Кирк улыбнулся и ткнул в ее сторону пальцем.

— Я честно. Правда вернусь. Когда у тебя следующая смена?

— В четверг, — она ответила так невозмутимо, что у Кирка сжалось сердце.

Он вышел спиной вперед, все еще указывая на нее пальцем.

— Еще вернусь.

— Как скажешь.

«Она меня точно в гроб сведет».

***

Медицинский колледж был в своем роде пристройкой к главному зданию Академии и располагался в северо-восточной части кампуса. По дороге туда Кирк пробежал мимо роскошного, но жутковатого Дворца Изящных Искусств. В полутьме он походил на замок с привидениями. Кипарисы вокруг сверкающего гладью пруда роскошно выглядели при свете дня, но сейчас они только нагоняли жути.

Потом он увидел его: высокую темную фигуру.

Она как будто плыла между теней под большими каменными арками на дорожке к пруду. Кирк замер. Фигура остановилась. Кирк потрусил вперед, и фигура продолжила движение.

«Да он следит за мной», — подумалось Кирку.

— Эй, ты! — заорал он, и припустил по направлению к фигуре. У него не было при себе никакого оружия, но было одно подозрение…

И оно оправдалось. Фигура метнулась за столб и скорчилась в арке. Когда Кирк почти добежал до нее, скрюченная фигура доставала почти доверху.

«Нихера он здоровый», — Кирк прибавил ходу.

И висел на хвосте у тени, пока она не проплыла мимо дворца в сторону темных улиц к северу от парковки, а потом направилась к улице между двумя рядами домов.

«Ну зашибись, еще один переулок».

У начала переулка он затормозил — фигура стояла лицом к нему всего в пятидесяти метрах. Кирк раскрыл коммуникатор, нажал кнопку записи и поднял его над головой.

«Давай же, орясина, говори».

И фигура заговорила. Все тем же низким, металлическим голосом. Но в этот раз у Джима не возникло проблем с расшифровкой.

Голос просто сказал:

— Джеймс Ти Кирк.

Потом фигура развернулась, с невозможной быстротой пронеслась по переулку и скрылась в конце улицы.

К тому времени, как Кирк добежал до конца переулка, Доктора уже и след простыл.

@темы: ST, перевод